Что повелишь мне делать?
Что повелишь мне делать?
Просмотров: 41 | Голосов: 0 | Рейтинг: 0 |
-2 -1 0 +1 +2   
Что повелишь мне делать?

Мне никогда не постичь Его совершенных планов. Имею лишь одно желание: в различных обстоятельствах, допускаемых Им, быть нужным пазлом, когда Он Своей милосердной рукой складывает мозаику человеческой жизни, желая спасти душу…

Пару месяцев назад стала замечать знакомую христианскую семью на воскресном богослужении в нашей «Благодати» не с тремя мальчиками, как обычно, а с четырьмя: трое белоголовеньких погодков и подросток-брюнет. Моя дорогая сестра во Христе давно имела большое желание принять ребенка-сироту, но муж противился. На каком-то этапе мой пример вдохновил христианку. И когда уже в каждой услышанной проповеди, во многих жизненных обстоятельствах она возвращалась к этой мысли, то стала молиться, чтобы Бог дал схожее желание ее мужу. Решила, что спросит дорогого ей человека еще один раз и, если он опять не согласится, откажется от этой идеи, поняв, что это не то, что Гос­подь велит ей делать. А супруг сделал любимой подарок на Рождество: согласился… У сироты в запасе времени не было и попасть в интернат для него было смерти подобно – очень добрый и порядочный. Кстати, парень совершенно не соответствовал тому образу ребенка, который рисовала себе Марина, когда в мае ходила на курсы приемных родителей и в перерыве имела возможность видеть детей в приюте. Господь помог сделать этот выбор и вместил в ее сердце подростка, прекрасно понимавшего, что ему «светит» только детский дом. 15 лет ему исполнилось в воскресный теплый сентябрьский день, когда все организационные вопросы и страхи по поводу прихода в новую школу у парня остались позади. Я понимаю, что Небесный Отец дал ему шанс. Шанс узнать, что есть совсем другая жизнь – посвященная Господу; что можно жить не «как хочется», не «как все» или не так, «как получается», но в соответствии с правилами, которые даны человеку Богом для его же блага. А еще шанс узнать, что духовные законы работают в нашей жизни независимо от нашего желания… Смотрю на затылок этого впереди стоящего мальчишки и ловлю себя на мысли: во время молитвы за своих приемных вспоминаю перед Господом и его имя. Знаю, что моя дорогая сест­ра во Христе, не оставшись равнодушной к судьбе парня и исполняя Божью волю, взяла на себя труд в первую очередь молитвенного ходатая. Приняв сироту, она возложила на себя ответственность стоять за него в молитвенном проломе. Может быть, за эту душу никто и никогда не молился. Да, ребенка надо накормить, обуть, явить ему добрый пример. По прошествии трех с половиной лет я понимаю, что все это в служении сироте не самое сложное. Мои новые мальчики питаются и одеваются однозначно намного лучше, чем в свое время мои собственные дети. Даже младший подопечный не сомневается в искренности моей веры и моих мотивов. Тем не менее в лучшем случае он говорит, что мне же спокойнее будет, если не пойдет на богослужение, чтобы спать у меня на плече. Увы, он ошибается. Не будет спокойнее… Помню, как слезы лились из моих глаз лет шесть назад, когда младший сын оставался дома в воскресенье. От страха тогда сжималось сердце… Сейчас мне тоже страшно за своих воспитанников. Но у дитя Божьего нет никаких оснований усомниться в верности обетований Небесного Отца. Всемогущий десять лет назад сказал мне, что мои дети – Его дети, что Он запишет Свои уставы и законы на скрижалях их разума и сердца, и Он это исполнил. Спустя годы Господь говорит мне, чтобы я не боялась, но усилила молитвы за приемных мальчиков, что Он даст мне и силы и мудрость и что в этом моем служении, а значит, и в этих ребятах прославится Его святое имя. Не сомневаюсь, что так оно и будет. Только бы мне не облениться, не усомниться, не возгордиться, не оторваться
от Источника.

Вспоминаю свидетельство одной христианки. На протяжении 12 лет они с мужем, имея троих собственных детей, воспитывали четверых приемных. Последние выросли и ушли из семьи; приемная дочь Татьяна сама уже стала мамой. Много хлопот и переживаний связано с младшим, Леонидом, до 13 лет сменившим не одно интернатное учреждение. За годы мытарств он полностью утратил способность привязаться к человеку и никого в своей жизни не называл мамой. Бог ввел его, уже подростка, в дом христиан и неоднократно предупреждал приемных родителей: если они не будут много поститься и молиться, то изнемогут. По признанию сестры во Христе, так и случилось. Сейчас она понимает, что могла сделать намного больше. Ведь брань наша не против крови и плоти, но… против духов злобы поднебесной. Парень ушел из семьи в общежитие, поступив в колледж после 9-го класса. Статус приемной семья уже не имеет, труд совершен. Трое из четырех приемных детей называют Маргариту мамой и поддерживают с ней добрые отношения. Самый сложный по характеру Тихон, пришедший в семью в 4 года, с 7-го по 9-й класс отучившийся в Гомельском лицее МЧС и отчисленный после 3-го курса за непослушание, в этом году поступил в педагогический колледж на специальность «учитель физкультуры». Все лето парень вместе с семьей посещал церковь с выразительным названием «Отчий дом» и в последнее воскресенье августа покаялся. Неисповедимы пути Господни! Пастором этой молодой церкви является старший брат ее Татьяны, в свое время покаявшийся в тюрьме и в своем служении много внимания уделяющий работе с трудными подростками и людьми, страдающими от разного рода зависимостей. В первые дни сентября Тихон позвонил маме и поделился радостью: в общежитии его поселили с верующим парнем и они вместе посещают церковь! Христианка продолжает молиться за каждого из этих детей, веря, что Бог сирот, начавший Свою работу, совершит ее до полной победы. У каждого из ее воспитанников есть надежда обрести спасение, о каждом из них заботится и каждого милует Любящий.

В июне, в день своего 16-летия, мой старший подопечный заключил завет с Господом. Уже к марту «Альфа-курс» (подготовка для заключения завета) парнем добросовестно пройден, но к экзамену в воскресной школе из-за пропусков он не был допущен. То, что с подростком происходило последние три месяца перед водным крещением, можно рассматривать как иллюстрацию духовной борьбы за эту душу и несомненной любви Бога к ней. Бунт, подпитываемый гордыней, побудил выбить татуировку, привел к попаданию в райотделы МВД, ГАИ и, соответственно, на КДН… Ибо кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему. Даже то, что я видела на поверхности, не оставляло сомнений: Отец Небесный бодрствует над Своим Словом. Господь поддерживает сироту… Не бодрствовал мой подопечный, но верный Бог не оставлял его ни на минуту.
Были дни, когда в бессилии я просто плакала, прося о милости к этой душе. Понимая, что лучше не обещать, чем обещать и не исполнить, просила Илью не торопиться с принятием водного крещения. Он же сказал, чтобы я не мешала: «Это вопрос решенный. Без Бога мне жизни нет…»

Служение сиротам предполагает посвящение и осознание полной зависимости от Господа. Бог совершает Свою работу в доверенных нам детях, но паче всего Он совершает ее в нас. Я воспринимаю свой опекунский статус как доверие Господа и усмотренную Им для меня возможность возрастать в вере, любви, силе и, конечно, в смирении. Предполагаю, что взять под опеку сирот – это был лучший, усмотренный моим Господом вариант, чтобы сохранить меня от гордыни и равнодушия, дать мне возможность приносить добрый плод. Я не знаю, как сложится жизнь мальчишек, доверенных мне Господом на определенное время. Выбор жизненного пути – добро или зло – делает каждый из них самостоятельно. Милосердный дает шанс за шансом каждому, над кем у Него особое попечение: «Сироте Ты помощник». Я буду очень стараться сделать все возможное, чтобы мои воспитанники избрали Божий путь и примирились со Христом…

Не надо быть большим психологом, чтобы понять: я ошибаюсь очень часто. С одной стороны, мой статус опекуна подразумевает «честное приемное родительство» без всяких сантиментов и понимание своего места, с другой стороны, без «лирики» и эмоций мне обойтись трудно. Вот совсем недавно во время вечернего чтения Библии и разбора полетов в сердцах озвучила вывод: если им плевать на собственные жизнь, здоровье и будущее, что в такой ситуации могу сделать я?

– Пройдет время, и я забуду как страшный сон свои слезы, переживания… и всех вас!

– Фишка в том, что вы никогда не сможете нас забыть!

– Не обольщайся!

И кто из нас прав? Конечно, не я. Прости меня, Отче. Эти мальчишки – совсем не мой страшный сон. Они – это Твое доверие ко мне, мой труд и мое благословение…

С. Тихонова

Нравится Нравится