МИССИОНЕР СРЕДИ ДИКАРЕЙ
МИССИОНЕР СРЕДИ ДИКАРЕЙ
Просмотров: 110 | Голосов: 0 | Рейтинг: 0 |
-2 -1 0 +1 +2   
МИССИОНЕР СРЕДИ ДИКАРЕЙ

Джон Патон МИССИОНЕР СРЕДИ КАННИБАЛОВ ЮЖНОГО МОРЯ Продолжение 9, начало в № 2/ 2015 год Один торговец сандаловым деревом похвалился мне, что он избавится от мест-ных островитян особым хитроумным способом. Торговец привез четырех больных молодых людей, носивших в себе вирус кори, который был смертельным для при-родных жителей, и высадил их в четырех портах Танны. Я был в ужасе, но ничего не мог сделать. Болезнь быстро распространялась и выражалась в страшных формах. За короткое время, по моим подсчетам, умерла где-то треть населения Танны. Ярость бедных жителей обратилась против нас, как и против врагов – ведь мы тоже были белыми! Мы снова стали объектом преследования и целыми днями вынуждены были находиться в нашей единственной жилой комнате, в то время как на улице яростные таннезийцы убивали моих кур и коз и пытались развести костер. Ничто другое, как Божье милосердие, удерживало их от взлома двери в нашу комнату. Мы же были беспомощны и могли только молиться – и Бог слышал и охранял нас. В марте 1861 года мученической смертью погибли супруги Гордон на соседнем острове, расположенном севернее Танны. В 1857 году пастор Гордон вместе с женой начал там свою работу и очень успешно трудился. Группа молодых людей стала христианами и жила на миссионерской станции. Но и там эпидемия кори скосила многих, и там торговцы использовали суеверие людей и натравили их на миссионеров, которые якобы принесли болезни. Из-за страха быть убитым мой помощник Новар решил снять одежду, обрисо-вать себя и вооружиться томагавком и ружьем. Я сказал: – Новар, нам нужно крепко держаться Господа, тогда Он защитит нас. А если не так, Он возьмет нас в Свое Царство. Миаки, военный вождь, снова и снова приходил и обвинял меня и все наше служение во всех несчастьях, случившихся на острове. Все мои возражения были бесплодны. Было очень тяжело в таком положении выбрать правильное решение. Я был окружен многочисленными врагами, и в такой ситуации могло показаться, что самое правильное – оставить остров, к тому же такой совет не раз давался в письмах с родины. Но я знал язык и имел определенное влияние, и многие искренне привязались ко мне и к христианскому учению. Уйти – означало все оставить на произвол судьбы, поэтому я решил остаться и с Божьей помощью работать дальше. Только один Господь знает, как мне было жаль этих бедных заблудших и как бы я хотел привести их к доброму Пастору. Из-за разрушений, причиненных ураганами, нехватка пищи возросла так сильно, что наступил настоящий голод. Тогда я заказал для себя большую сеть в деревне, расположенной далеко от побережья. Такие сети они искусно делают из волокнистых тканей определенного дерева, скручивая ее в крепкие нити, которые связывают узелками. Очень скоро сеть была готова. Я отдавал эту сеть взаймы жителям деревень. Каждое село могло использовать ее три дня, а потом передавать другому селу. Так они получали богатый улов рыбы, даже больше, чем могли использовать, а излишки могли менять на мясо. Я заметил, что люди становились все дружелюбнее к нам, так как моя забота о них была понятнее им, чем мои слова. Я нашел многих помощников, которые охотно помогали мне восстанавливать дом, церковь и заборы, частично разрушенные разгневанными островитянами. Я платил им ножами, топорами и одеялами. Благодаря этому появилось больше возможностей влиять на людей, и число посещающих воскресные богослужения быстро росло. Среди них была жена Миаки, два его сына и девять вождей, которые жили вдалеке от нас. Это сильно злило Миаки, и он скоро опять стал гнать нас. Один раз я вовремя заметил костер рядом с домом и затушил его. В другой раз он сам принес рыбу и продал мне. Новар увидел ее до того, как я приготовил ее, и сказал, что она очень ядовитая. Я действительно надеялся, что худшее уже позади. Люди стали доверчивее и, несмотря на гнев Миаки, с удовольствием работали и охотнее слушали евангель-скую весть. Однако выстрел в дверь, прозвучавший как-то вечером, показал, что меня продолжают окружать опасности. Несмотря на небольшие успехи, то и дело случались нападения, и Миаки оставался враждебным ко мне. Узнав о моих обстоятельствах, нас посетили друзья из Англии и убеждали уехать с ними. Но и теперь я не мог решиться на это. Обе станции и все, что достигнуто до сих пор, будет потеряно. Если я уеду, судьба тех, кто поддерживал меня, будет предрешена. Я знал, каким ужасным способом будет совершаться месть. Нет, я еще не мог уехать! Я должен, уповая на Господа, продолжать работу в винограднике Христовом – это решение было твердым.

Нравится Нравится