ХОЧУ БЫТЬ КРАСИВОЙ
ХОЧУ БЫТЬ КРАСИВОЙ
Просмотров: 108 | Голосов: 0 | Рейтинг: 0 |
-2 -1 0 +1 +2   
ХОЧУ БЫТЬ КРАСИВОЙ

Галина Шперлинг г.Санкт-Петербург http://www.u-istoka.ru/rasskazy/ne-mstite-za-sebya-vozlyublennye/ Хочу быть красивой Что такое красота? На этот вопрос каждый мальчик или девочка ответят по-своему. Не знаю, как мальчики, но, наверное, все девочки хотят быть красивыми. В их представлении красота кроется в нарядах и пышности. Но всегда ли это так? Давайте познакомимся сего-дня с одной девочкой, которая мечтала стать красивой... У маленькой Вики была одна особенность. Или даже не особенность, а мечта. Она очень хотела стать красивой. Хотя никто и никогда ей не говорил, что она некрасива. Про-сто она сама так считала, что может стать еще красивее, чем теперь. По этой причине де-вочка много времени проводила у зеркала. Она постоянно рассматривала свое отражение в надежде, что оно вот-вот станет лучше, приятнее или красивее. И поскольку Вика не скрывала своих чувств, мама уже начинала беспокоиться по этому поводу. Часто от ма-ленькой девочки можно было услышать слова вроде: «Когда мама купит мне новое платье, я стану красивой», или «Когда я вырасту большая, то буду красивой». Вот и теперь, стоя напротив большого зеркала, девочка рассматривала себя, держа ру-ку над головой, как бы измеряя свой рост. Но, очевидно, измеренный таким образом рост не удовлетворил ее. Все равно она была мала! На мгновение Вика задумалась, потом по-вернулась к маме и спросила: – Мамочка, а ты знаешь, я видела у одной тети, на ушах висели красивые камушки, наверное, золотые! От неожиданности мама взглянула на дочь, высоко вскинув брови. – И что? – спросила она, доставая из коробочки новую пуговицу, чтобы пришить ее к Викиной кофте. – Я даже видела, – невозмутимо продолжала Вика, – что маленькие девочки, которым шесть лет, иногда тоже носят такие камушки в ушах. Даже не иногда, а часто видела ... Ход мыслей дочери не составлял для мамы трудную задачу. – И что? – снова спросила она, делая равнодушный вид. Похоже, что для мамы теперь наступил удобный момент поговорить с девочкой о ее мечтах. – А почему ты мне не купишь такие камушки? – уже напрямую спросила Вика. – Если бы они у меня были, то я сразу стала бы красивой. – Эти камушки называются сережки, – спокойно объяснила мама. – Но неужели ты действительно хочешь их иметь? – Очень, - грустно ответила Вика и отвернулась от зеркала. – Что ж, - после некоторого молчания сказала мама, - у меня есть сережки, пожалуй, я могу тебе их дать. – Есть? – широко раскрыв глаза, радостно воскликнула Вика. – Да, есть. Когда я еще не верила в Бога, я носила такие сережки. Они очень дорого стоят. И мы решили с папой продать их, когда нам понадобятся деньги. – Что ты, мамочка? – запрыгала от волнения Вика. – Не надо продавать, лучше мне от-дай! – Подожди здесь, – велела мама и вышла из комнаты. Вернулась она с маленькой ко-робочкой в руках. Девочка с трепетом взяла из ее рук бархатную коробочку и открыла. Она тихо ахнула от восхищения и застыла на месте. Некоторое время девочка рассматривала серьги, обра-тившись к окну. Золотой солнечный лучик играл веселыми искорками в драгоценном ка-мушке. Такой красоты Вике видеть еще не доводилось. – Ой, мамочка, – пролепетала она, – какие они красивые, чудесные. Можно я их наде-ну? – Можно, – спокойно ответила мать, делая вид, что вновь углубилась в работу по при-шиванию пуговиц. Вика поставила коробочку на столик и достала увесистую серьгу. Сначала девочка по-держала ее в ладошке, любуясь игрой света, потом стала пытаться приладить ее к уху. Ра-зумеется, у нее ничего не получалось, и она уже стала нервничать. – Не понимаю, – сердито бубнила она, – как это надо делать? Все это время мама украдкой наблюдала за девочкой, ожидая неизбежной развязки. Почему-то мамы всегда знают, чем кончится то или иное занятие их ребенка. После тщетных попыток Вика обратилась к маме и раздраженно спросила: – Как эти сережки в ухо-то вставлять? Мама сделала вид, что оторвалась от своей работы, и стала перебирать иголки в своей швейной шкатулке. – Иди сюда, – позвала она дочь. Вика подошла. – Вот, – сказала мама, протягивая девочке большую-пребольшую иглу. – Сначала ты этой иглой должна проколоть ухо. И только потом можно будет вставить серьгу. При виде такой иглы Вика в ужасе отпрянула назад. – Иглой!? – в страхе выкрикнула она. – Так ведь у меня из уха потечет кровь! – Я тебе дам кусочек ватки, - делая невозмутимый вид, ответила мама. – Вытрешь кровь, и все. Проколоть ухо огромной иглой? Какой ужас! Это открытие потрясло воображение де-вочки. Уныло опустив голову, она уставилась на серьги, которые лежали на ее ладони. Видно было, что ей очень хотелось стать обладательницей такого сокровища, но проколоть ухо иглой представлялось непреодолимым препятствием. Немного поразмыслив, Вика вздохнула и, подойдя к столику, положила сережки об-ратно в маленькую коробочку. Закрыв ее, она не глядя вернула сокровище матери. – Значит, – грустно заключила она, – я никогда не стану красивой. Сказав это, Вика, потирая кулачками глаза, заплакала. – Детка моя, – ласково увлекая девочку за руку, сказала мама. – Почему ты так огорчилась ? Ты у меня и без сережек красивая. Мама целовала Вику в мокрые от слез глаза и приговаривала: – Глазки у тебя голубые-голубые, как небо. А волосы, – она провела рукой по голове, – словно золотые ниточки. И все же ты еще не по-настоящему красива. Но я могу тебе ска-зать, где найти истинную красоту. – Правда? – всхлипывая, спросила дочь. – Знаешь, – начала мама, – когда я не верила в Бога, я носила эти сережки, но они не могли меня сделать красивой, потому что у меня было злое сердце. Есть много на свете людей, у которых много золота и дорогих одежд, но они не красивы. Сердце у них злое. А злой человек не может быть красивым. Только тогда, когда я стала молиться Богу, Он дал мне Свою любовь и красоту. Бог и тебе может дать красоту, настоящую. Вика перестала плакать и недоверчиво посмотрела на мать. Ее лицо выражало огорчение и недовольство. – А ну-ка, – мама ласково подтолкнула девочку к зеркалу, – взгляни на себя. Метнув быстрый взгляд на свое отражение, девочка отвернулась. Какая там красота? Брови нахмурены, губы надуты, и лицо мокро от слез. – А теперь, – присев около дочери заговорила мать, – с этого дня начни молиться Иисусу, чтобы Он дал тебе Свою, небесную красоту. И когда у тебя сердце будет наполнено любовью, ты станешь послушной, доброй, ласковой и по-настоящему кра-сивой. И вы знаете, ребята, с того дня Вика перестала говорить о красоте. Но мама часто за-мечала, как девочка в молитве за столом или перед сном повторяла свою просьбу Иисусу: – Сделай мое сердечко красивым, – говорила она, складывая свои ручки у груди, – чтобы я стала доброй, послушной и всех любила.

Нравится Нравится